Великолепная семерка

Великолепная семерка

Задолго до идеи Opus Harry Winston пришествие нового века в часовом искусстве обозначил проект Faces of Time, придуманный концерном EganaGoldpfeil.

В этом году празднует 25-летие бренд Urwerk, который принято считать символом часовой механики третьего тысячелетия. Действительно, когда-то братья Баумгартнеры (впоследствии старший Томас отошел от дел и в проекте остался один Феликс) и дизайнер Мартин Фрай придумали свою знаменитую «сателлитную индикацию», сломав вековой шаблон стрелок. Первые покупатели моделей UR-101 и UR-102, представленных на выставке в Базеле в 1997 году, жаловались, что требуется время, чтобы к ними привыкнуть, зато, когда привыкнешь, уже и не захочешь по-другому определять время.

По случаю юбилея бренд выпустил пресс-релиз, широко растиражированный в часовых СМИ, в котором в несколько отредактированной версии рассказывается «как все начиналось». Мама Мартина Эрика Ивонн Фрай вспоминает первые рисунки будущего дизайнера. Знаменитый часовщик Свенд Андерсен рассказывает, как сразу заметил молодое дарование Феликса сразу после часовой школы и поручил ему часть реставрационных проектов, где он и наткнулся на делать в виде мальтийского креста, легшей в основу «сателлитного» двигателя индикации.

Вспоминается также о том, что познакомились Мартин и Феликса именно через Томаса и поначалу работали втроем, продвигая свои модели через Академию независимых часовщиков AHCI, членами которой были оба брата.
Но в этой истории был один эпизод, оказавший важнейшее влияние на развитие как самой AHCI, так и на бренд Urwerk, о котором сейчас с трудом вспоминают даже специалисты часового дела – это проект Faces of Time от немецкого бренда Goldpfeil, ставший предтечей «опусов» и всех прочих звездных коллабораций. Проект, к сожалению, провалившийся, а потому незаслуженно забытый.

Началось все с того, что в том же самом 1997 году, когда появился Urwerk, родился и новый концерн EganaGoldpfeil, задуманный фактически как конкурент Swatch Group и Richemont. Он объединил под одной крышей немецких часовых производителей Junghans и Dugena, приобрел лицензии на производство часов Bulova, Cerruti, Pierre Cardin и еще нескольких фэшн-брендов, а ядром стали ювелирная марка Egana и производитель элитных изделий из кожи Goldpfeil. Почему-то именно из последней было решено делать часовой бренд премиум-класса, для чего было создано новое представительство в Женеве, а в качестве мощного рывка в часовую элиту был задуман беспрецедентный на тот момент проект – в 2001 году семь мастеров AHCI представили эксклюзивные модели под эгидой Goldpfeil. Каждая была создана в двух экземплярах: один для специального аукциона Christie’s, вторая – для собственной коллекции бренда.

В проекте приняли участие звездные мастера (хотя на тот момент известные узкому кругу коллекционеров): Антуан Прециузо, Свенд Андерсен, Бернхард Ледерер, Вианни Альтер, Винсент Калабрезе, Франк Ютци, а также Томас и Феликс Баумгартнеры от Urwerk. На рекламу уникального сета Faces of Time были потрачены огромные деньги, сам аукцион состоялся в ноябре 2002 года в Женеве, а до этого модели совершали мировое турне.
Однако сами часы не вызвали большого интереса у публики, а сделать элитный часовой бренд из Goldpfeil так и не получилось. Сам концерн EganaGoldpfeil в 2008 году объявил о банкротстве и его бренды с переменным успехом обрели новых владельцев.

Феликс Баумгартнер потом с содроганием вспоминал этот опыт. «Проект был замечательный, но к моменту, когда надо было представить готовые часы, оказалось, что только трое из семерых мастеров уложились в срок. Потому что время на создание модели нам дали только полгода. Люди из Goldpfeil вообще не понимали, как устроен часовой мир. В итоге мы, как и все, выбрали самый простой наш механизм и дизайн, только немного его доработали, чтобы было какое-то отличие».

Впрочем, этот принцип со временем успешно перенял аукцион Only Watch, зато Максимиллиан Бюссер учел все ошибки предшественников, давая каждому мастеру достаточно времени для реализации. Итог – сложносочиненный Opus V, разработанный Феликсом Баумгартнером с трехлучевой кубической часовой индикацией, являющейся по совместительству ретроградной минутной стрелкой. Сразу после этого достижения сам Бюссер покинул Harry Winston, чтобы основать свой собственный бренд.
А Urwerk с тех пор уверовал, что для него нет ничего невозможного, ни в технике, ни в дизайне.