​Счет потерь

Несмотря на самые суровые прогнозы многочисленных специалистов, о том что пандемия коронавируса подействует на швейцарскую часовую индустрию сильнее, чем кварцевый кризис – мануфактуры закроются, часовщики останутся без работы, а сами некогда престижные часы подешевеют в разы – падение пока наблюдается весьма незначительное.

У кого-то еще работает «подушка безопасности», а кое-кто вообще даже лучше себя почувствовал от ограничений и запретов, ведь, если сократить производство, то можно искусственно взвинтить спрос на уже выпущенные модели.

К сожалению, первыми жертвами пандемии ковида стали самые смелые экспериментальные марки, которые по-прежнему инвестировали в свои проекты больше, чем зарабатывали. Первым пал еще в феврале 2020 года RJ-Romain Jerome, а спустя почти точно год – HYT, бренд с единственной в мире гидромеханической индикацией. Речь о совпадении не идет: оба банкротства пришлись аккуратно на конец швейцарского финансового года.

Как оказалось, трудности у HYT начались еще в декабре. Тогда было объявлено, что часовой бренд отделяет свои активы от «материнской» компании Preciflex, собственно, и являющейся производителем главного аттракциона HYT – той самой жидкостной индикации, состоящей из двух сильфонов и микротрубки. Сильфоны заполнены жидкостями разного цвета и плотности (чаще всего этого прозрачное минеральное масло и цветной антифриз). Когда левый сильфон сжимается, цветная жидкость начинает двигаться по полукруглой трубке, вытесняя прозрачную, и тем самым превращаясь в довольно точный указатель часа. Жидкости не смешиваются в трубке за счет противоположного заряда молекул в каждой из них, а химический состав обеспечивал работы системы в довольно экстремальных условиях жары и холода.

За эту уникальную систему отвечала Preciflex, тогда как механизм для HYT создавали гуру часового дела: от Жана-Франсуа Можона из Chronode до Джулио Папи из RPAP. Разделение активов Preciflex и HYT показало, что сами владельцы в часовое направление верят меньше, чем в фабрику микромеханики Preciflex, которая также разрабатывает медицинские приборы и инновационное научное оборудование.Кстати, Preciflex будет по-прежнему заниматься обслуживанием и ремонтом всех проданных часов HYT.

Можно, конечно, поговорить о том, что HYT сама виновата в том, что не пережила годовой кризис, из-за своей слишком напористой стратегии: марка бездумно наращивала объемы выпуска и модельный ряд, не слишком заботясь о том, чтобы создать лояльную группу клиентов.

Ведь очевидно, что HYT – это нишевый бренд. С огромными громоздкими корпусами, не очень понятными циферблатами и высокой ценой за сомнительное в качестве коллекционного вложения изделия. А тут еще создатели просто завалили публику новыми моделями, анонсируемыми раз в два месяца. Кажется, что после «Эйч-ноль» даже самые верные «хитоманы» начали путаться в коллекциях бренда.

Все же остальные, кто не любили дизайн HYT за то, что корпуса – это неудобные «шайбы», а гидроиндикацию считали извращением, не очень-то и расстроились из-за кончины бренда. Подумаешь, еще один выскочка обанкротился, чай не Rolex.

Но вот что заставляет обеспокоиться – и Romain Jerome и HYT были самыми авангардными марками третьего тысячелетия, практически, ледоколами новой механики. RJ прославился лимитированными сериями с включением культовых артефактов и неожиданными художественными проектами, а HYT на какое-то время вообще заставил часовой мир вздрогнуть и вспомнить, что в механике еще далеко не все изобретено.

И если у RJ, скорее всего, быстро найдется много более удачливых последователей, то непонятно, кто продолжит эксперименты HYT. Самое близкое по духу делает Ressence – часы с циферблатами, погруженными в жидкость. А без таких смелых изобретателей даже классическая механика со временем начинает приедаться.