Молодые львы

Уже в начале нулевых многие специалисты, знакомые с творчеством великих визионеров, возродивших в 80-х швейцарское часовое искусство, предрекали скорый конец династической преемственности – потомки владельцев Ulysse Nardin, Corum, Girard-Perregaux в итоге не захотели или не смогли идти по стопам своих родителей и продали бренды крупным концернам. А многие из них так и вовсе не планировали связать жизнь с часовой отраслью. К тому же в дополнение звучали мрачные пророчества о том, что «миллениалы часов не носят», поэтому вряд ли молодым продолжателям швейцарских фамилий, получившим степень МВА, будет интересно заниматься родительским ветхозаветным бизнесом, когда можно сразу вложиться в социальные сети или биткоины. Но оказалось, что все не совсем так мрачно. В последние пять лет все чаще можно увидеть хорошо знакомые фамилии в анонсах новых часовых проектов, так что становится понятно: это те самые представители «миллениалов» и «зумеров», которые как раз очень заинтересованы в продолжении семейной традиции, более того – хотят привнести свой вклад в развитие швейцарской часовой идеи. И, хотя родители явно помогают им и со связями, и с инвесторами, и с советами, ясно, что идеи эти сильно отличаются от образа «престижной механики» 30-летней давности.

Два года назад сообщество заговорило о молодом бренде Norqain, основанном сыном бывшего владельца Breitling Тедом Шнайдером и сыном совладельца фабрики часовых компонентов Roventa Henex Беном Кюффером. Самое примечательное в этом проекте, что ему удалось получить в свое распоряжение эксклюзивный калибр Kenissi, попав в компанию к таким грандам как Tudor, Chanel (а с этого года и TAG Heuer). В остальном часы Norqain – это повседневные модели среднего класса с повышенными спортивными характеристиками без лишних «наворотов» и каких-то особых дизайнерских изысков. Явно по маркетинговым бюджетам он не может соперничать ни с кем из перечисленной троицы. Выглядит так, будто молодые люди создавали часы «для себя»: не слишком дорогие, выносливые, как Tudor и TAG, но, при этом, не такие массовые и примелькавшиеся.

Получается, что этого хотят от часов современные молодые клиенты? Судя по всему, да. В первую очередь, они требуют простого и понятного. Узнаваемого, но в то же время совершенно нового. В качестве подтверждения – новый проект JC Biver Watches, который запускает Пьер Бивер при поддержке своего легендарного отца Жана-Клода Бивера. Пьер родился в 2000 году и пережил с отцом второй виток его карьеры, когда Бивер-старший ушел из Swatch Group, чтобы затем выкупить и возродить Hublot, а затем влиться в дружную семью LVMH. Одно время сам Жан-Клод рассказывал, что регулярно спрашивает у сына-подростка, чем интересуются его сверстники, когда обсуждал новые коллаборации для Zenith и TAG Heuer.

Но он сам не ожидал, что Пьер заинтересуется классическим часовым искусством. В старшей школе тот стал фанатом Rolex (прости, папа), затем отправился в Лондон, чтобы работать в часовом подразделении Philips, там его круг интересов расширился до Patek Philippe, Audemars Piguet и F.P. Journe. И, наконец, в прошлом году, через год после того как 72-летний Жан-Клод Бивер объявил, что теперь окончательно уходит на пенсию, Пьер пришел к отцу с проектом основать новый часовой бренд. Назвать его решили без ложной скромности - JC Biver. Все-таки это имя многое значит в современном часовом искусстве. В ход пошли проверенные старые связи, включая производственных подрядчиков и избранных дилеров, так что отец и сын гарантируют высокое качество и эксклюзивность. Но выпускать пока планируют классические трехстрелочники. Надо думать – скорее в стиле Rolex, чем Blancpain. Вот только, непонятно, с новым курсом на простоту и доступность, кто же будет изобретать новые турбийоны и другие изощренные механизмы в обозримом будущем?