Храбрость без награды

В профессиональном часовом сообществе до последнего времени ходили споры о целесообразности проведения конкурса Женевского часового Гран-при (GPHG) в этом году. Конкурс предполагает честную борьбу и большое число участников, это сделать довольно трудно в условиях информационного локдауна.
Понятно, что многие часовые коллекционеры про GPHG слышали краем уха, а до мнения каких-то членов жюри о том, какие часы самые лучшие, им вообще нет дела. Однако мероприятие существует уже более двадцати лет, просто потому, что авторитетный конкурс с грамотным пиаром – это отличный способ самим брендам рассказать клиентам о своих новинках. В принципе, часовые состязания и гран-при – все равно что фестивальное кино. Мало кто его сморит, но во всех кинообзорах эти фильмы постоянно присутствуют.
Несколько раз попытки ввести аналогичную церемонию «лучших часов года» предпринимались и в России, но дальше пары мероприятий дело так и не пошло. То ли авторитет российских часовых экспертов уж совсем невысок, то ли у нас настолько широкое информационное поле, что все эти начинания проходили совершенно незамеченными.
Тем не менее, российские клиенты с большим уважением относятся к женевским титулам и, в первую очередь, к GPHG. Список и описание моделей-победителей гарантированно появляется на всех информационных часовых ресурсах, что сразу привлекает внимание к бренду.

Президент H. Moser&Cie Эдуард Мейлан с наградой за смелость на GPHG-2020

До прошлого года участие в Гран-при для большинства независимых марок балансировало между желанием прославиться и бережливостью: компания сама номинировала часы на конкурс, но за это должна была заплатить 500 франков за категорию. Причем, номинация не гарантировала прохождения даже в лонг-лист, то есть существовала большая вероятность, что часы пройдут незамеченными. Естественно, мастера-кустари и камерные бренды позволить себе такой роскоши не могли.
Чтобы как-то уравнять шансы и дать возможность продвинуться новым проектам, локальным маркам и смелым изобретателям, в прошлом году была учреждена Академия GPHG – сообщество из 350 специалистов часового дела со всего мира, которые могли не только голосовать за модели, но и выдвигать собственных номинантов во всех категориях из часов, реально поступивших в продажу в текущем году. Однако коронавирус смешал все планы: часовые выставки были отменены, живые новинки многие смогли увидеть только осенью, а в итоге финальное жюри было сформировано только из швейцарских академиков, которые выбрали знакомые бренды.

Тем более неожиданным выглядит формат GPHG этого года. Состав самой Академии еще больше расширился – до 500 участников. Однако число самих номинаций пропорционально сократилось. Причем, как раз за счет самых «народных» категорий, которые давали хоть какой-то шанс новым проектам. Вместо прошлогодних 18-и позиций (не считая самой «Золотой стрелки») осталось всего 14. Исчезли приз за лучший хронометр (победитель Ferdinand Berthoud), приз за «смелость» (обладатель награды 2020 года - H. Moser & Cie Endeavour Cylindrical Tourbillon H. Moser X MB&F), за инновации (Parmigiani Fleurier Hijri Perpetual Calendar) и, наконец, за «часовое открытие» (дебютант Petermann Bedat). Фактически, для экспериментов остались только категория «вызов» (в прошлом году награду получил Tudor) и традиционная «Малая стрелка» для часов стоимостью менее 8000 франков.

По сути GPHG, сделав более демократичным судейский состав, вернулся к тому же кастовому списку номинантов, что был лет десять назад: лучшие мужские, женские, сложные, ювелирные, дайверские и турбийоны. К тому же запись на участие в конкурсе для самих кандидатов выросло до 700 франков. Вряд ли у новичков, которых в глаза никто не видел, есть шансы победить в этих категориях хорошо известные бренды. И существует большая вероятность, что финалисты женевского Гран-при в этом году будут просто повторять список премьер Watches&Wonders Geneva.