История Faberge

История Faberge

Как ни странно, часы Faberge не очень хорошо знают в России. Хотя, казалось бы, история знаменитого ювелирного дома так тесно связана с нашей страной, и в петербургском музее сейчас хранится самая большая коллекция легендарных пасхальных яиц и других изделий Карла Фаберже для императорской семьи и других знатных русских клиентов – все равно, о современных часах коллекционеры знают довольно мало. А здесь есть, на что посмотреть.

Естественно, при упоминании фамилии династии ювелиров Фаберже, многие в первую очередь вспоминают «петушков» и «курочек», в общем, те самые знаменитые «яйца с сюрпризом», созданные для Романовых. Кстати, сам их создатель Карл Фаберже ненадолго пережил своих главных заказчиков: после революции его ателье в России закрылись, а сам мастер скончался в Лозанне в 1920 году.

Viktor Meyer Faberge Egg

После этого в ХХ веке развернулась охота за яйцами Faberge в состязании между СССР и миллионером Майклом Форбсом (впоследствии коллекцию Форбса выкупил Виктор Вексельберг и его фонд «Связь времен»). А между тем, сам бренд, выкупленный у наследников династии, тоже менял владельцев. В конце ХХ века Faberge приобрел концерн Unilever (который, среди прочего, выпускает чай Lipton, супы Knorr и порошок Domestos). А лицензию на выпуск ювелирных изделий под маркой Faberge передал австрийской фирме Viktor Meyer. Австрийцы выпускали милые, но пошловатые пасхальные яйца, бледную копию оригинальных шедевров Фаберже.

Но часов они не делали, а тем временем, рынок контрафакта тоже не дремал: в 90-е расплодилось много поддельных часов под маркой Faberge, на которые были падки неопытные ценители часовой механики, в том числе и из России.

Шон Гилбертсон

Вся эта путаница прекратилась лишь в 2007 году, когда все права на Faberge приобрели новые владельцы. Это был фонд Pallinghurst Resources, возглавляемый бывшим главой российской компании СУАЛ Брайаном Гилбертсоном и его сыном Шоном Гилбертсоном. Фонд также приобрел контрольный пакет акций алмазодобывающей компании Gemfields, что позволило Гилбертсонам уверять, что со временем Faberge выйдет на конкурентный уровень De Beers или Harry Winston.

Faberge Summer in Provence

Особое внимание уделялось с самого начала часовому направлению. Настоящие часы Faberge должны были поражать не только ювелирной отделкой, но и самостоятельным дизайном и исключительными усложнениями. В качестве главы продукции компания пригласила бывшего президента Alfred Dunhill Марка Данхила, а механизмы для бренда стали разрабатывать ведущие мастера.

В 2015 году Faberge представил свои первые сложные часы: Visionnaire I с турбийоном. Калибр TOF14 с ручным заводом, 72-часовым запасом хода и парящим турбийоном, расположенным на отметке «9 часов» создали совместно Жан-Марк Видеррехт из Agenhor и Джулио Папи из APRP. Попытка была засчитана – и спустя два года последовали Visionnaire DTZ с механизмом GMT с дисковой индикацией и «прыгающим часом» в центре циферблата, опять же разработанным в Agenhor – это модель получила награду на женевском Гран-При за лучшие часы для путешествий.

И сразу же за ним – революционный Visionnaire Chronograph, внутри которого работал несравненный шедевр Видеррехта AGH-6361, также известный как AgenGraphe. Поскольку у мастера не было жесткого соглашения с Faberge, впоследствии его хронограф появился еще у нескольких марок, например, Singer Reimagined и H.Moser&Cie, но дебютировал он официально именно у Faberge. И в тот же год марку заслуженно приняли в Фонд высокого часового искусства.

Правда, с тех пор Faberge не радовал поклонников новыми необычными механизмами. Возможно, некоторая пауза в творчестве часовой марки вызвана пандемией и падением ювелирного рынка (Gemfields за последние два года понесла финансовые потери), но хочется надеяться, что лучшие достижения механики Faberge – еще впереди.