Исключительные турбийоны

Кажется, что о турбийоне как и о любви уже все сказано и все написано. Однако легендарный «вихрь» продолжает занимать особое сакральное место в коллективном сознании любителей часовой механики.

Поэтому неудивительно, что некоторые производители стремятся обособить и выделить этот регулятор, как будто он не неотъемлемая часть колесной передачи, а самодостаточное и обладающее высшим разумом светило в недостижимом небе.

Самым радикальным проявлением такого поклонения турбийону является, конечно, деконструкция как механизма так и корпуса часов, для того чтобы предложить регулятору отдельный президентский сьют, якобы не имеющий никакого отношения к тому что там происходит с рабоче-крестьянскими стрелками. Яркий пример — детище доктора Себастьена Шальмоне Angelus U10 Tourbillon Lumiere, для парящего турбийона которого в дуплексном прямоугольном модернистском корпусе отведены отдельные огромные апартаменты с панорамным круговым обзором на окружающий мир.

Интересно, что другой пример подобной деконструкции также отсылает к оригинальному направлению дизайна из 70-х годов прошлого века — так называемого биодизайна, основоположником которого был итало-швейцарский уроженец Германии Луиджи Колани. MB&F HM6 «Space Pirat» был представлен в 2014 году и центральное место в причудливом корпусе занимала сапфировая полусфера под которой работал минутный турбийон. Причем по желанию этот турбийон мог укрыться под специальным титановым щитом в форме века, приводимого в движение с помощью дополнительной головке на корпусе.

Модель оказалась настолько удачной, что за последние годы вышло целых шесть (!) новых вариаций: в розовом золоте и стали (так называемая Final Edition, видимо, намекающая, что после стали падать дальше уже некуда), в платине, в сапфировом стекле и в сапфире с люминесцентным покрытием, получившая название Alien Nation.

Продолжая космические аналогии нельзя не упомянуть о представленных на Watches&Wonders удивительных часах Louis Moinet из «лунной серии», чья необычная конструкция парящего турбийона является остроумной аллюзией историю освоения человечеством спутника Земли. В модели First on the Moon 1966 турбийон из лунной поверхности наблюдает за первым зондом, в Man on the Moon 1969 является частью скафандра Нила Армстронга, в Around the Moon 1970 символизирует Землю во время первого орбитального лунного полета, и, наконец, заходит за Солнце в последней лунной миссии ХХ века советского аппарата «Луна-24» 1976 года.

Иногда сама конструкция турбийона обуславливает его обособленность, в частности это происходит всегда при наличии многоосного турбийона, нескольких турбийонов или их сочетания. В качестве яркого примера можно привести знаковые турбийоны Jaeger-LeCoultre — Duometre Spherotourbillon и Gyrotourbillon или новейшее творение Escape II от Purnell, взорвавшее часовые блоги. Они подчиняют себе всю эстетику и дизайн часов, в которых им выпало править. Природу власти турбийона достаточно сложно объяснить рационально, но очевидно одно — если делать турбийон, то так, чтобы было сразу понятно, кто здесь главный и почему. И не турбийон делает оборот за 60 секунд, а мир вращается вокруг вас…